СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ВЕНИАМИН ЕПИСКОП РОМАНОВСКИЙ

«Спа­си­тель за­ра­нее пре­ду­пре­ждал сво­их уче­ни­ков, по­сы­лая их на про­по­ведь, чтобы они не ду­ма­ли, что мо­гут укрыть­ся от про­тив­ни­ка Хри­ста, прой­ти неза­ме­чен­ны­ми. Уче­ни­ки за­ра­нее долж­ны быть го­то­вы к то­му, что их про­по­ведь вый­дет на «кры­ши». Это и нам го­во­рит­ся всем. Пер­вые уче­ни­ки и бы­ли го­то­вы. А мы, на двух­ты­сяч­ном го­ду, да­ле­ко не все­гда «го­то­вы». Это от «немо­щи на­шей». Но каж­дый из нас мо­жет по­ду­мать: па­дать или не па­дать ду­хом? Не па­дать ду­хом – это по на­шим си­лам,» — писал заключенный в Киргизии епископ Вениамин (Воскресенский).

Ораторский талант владыки Вениамина отмечали даже сотрудники ОКПУ, цитируя в донесениях его проповеди и письма. Дар слова, наряду с музыкальным даром отмечается на протяжении всей жизни свя­щен­но­му­че­ника Вениамина (в миру Василия Константиновича Вознесенского). Родился он 15 ян­ва­ря 1871 го­да в се­ле Пе­ре­слав­це­во Уг­лич­ско­го уез­да Яро­слав­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка. В 1877 го­ду отец Кон­стан­тин ос­но­вал в се­ле на­чаль­ную шко­лу. Семья была очень музыкальной, Василий и все четверо его братьев стали регентами еще в школьные годы. Пер­во­на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние Ва­си­лий по­лу­чил в Ро­стов­ском ду­хов­ном учи­ли­ще, затем учился в Яро­слав­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии и в Мос­ков­ской Ду­хов­ной ака­де­мии. По окончании в 1896 го­ду, Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич был на­зна­чен по­мощ­ни­ком ин­спек­то­ра семинарии в Ку­та­ис­и, затем в Ти­флис, где окон­чил Им­пе­ра­тор­ское му­зы­каль­ное учи­ли­ще по клас­су тео­рии му­зы­ки. В 1911 го­ду он был на­зна­чен пре­по­да­ва­те­лем Свя­щен­но­го Пи­са­ния и ру­ко­во­ди­те­лем се­ми­нар­ско­го хо­ра в Яро­слав­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии.  В 1915 го­ду ар­хи­епи­скоп Яро­слав­ский Ага­фан­гел (Пре­об­ра­жен­ский) ор­га­ни­зо­вал при ка­фед­ре про­по­вед­ни­че­ский кру­жок, в ко­то­рый бы­ли при­гла­ше­ны наи­бо­лее та­лант­ли­вые пас­ты­ри-про­по­вед­ни­ки, и сре­ди дру­гих Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич. В 1919 го­ду со­бра­ние ду­хо­вен­ства и ми­рян Яро­слав­ской епар­хии вы­бра­ло его в чле­ны Епар­хи­аль­но­го Со­ве­та.

В 1921 го­ду Ва­си­лий Кон­стан­ти­но­вич был по­стри­жен в ман­тию с име­нем Ве­ни­а­мин и хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Ту­та­ев­ско­го, ви­ка­рия Яро­слав­ской епар­хии, став од­ним из бли­жай­ших по­мощ­ни­ков мит­ро­по­ли­та Яро­слав­ско­го Ага­фан­ге­ла. В июне 1922 го­да ОГПУ аре­сто­ва­ло мит­ро­по­ли­та на­деясь, что власть цер­ков­ная пе­рей­дет к об­нов­лен­цам. 15 ок­тяб­ря 1922 го­да со­сто­я­лось со­бра­ние ду­хо­вен­ства и ми­рян Яро­слав­ля, ко­то­рое за­яви­ло об от­вер­же­нии об­нов­лен­че­ско­го ВЦУ и по­ста­но­ви­ло при­зна­вать пра­вя­щим архиереем вла­ды­ку Ве­ни­а­ми­на. В это время епи­скоп Ве­ни­а­мин на­хо­дил­ся в тюрь­ме, и вла­сти по­пы­та­лись об­ви­нить его в ор­га­ни­за­ции со­бра­ния, но до­ка­зать этого они не смог­ли. Вла­ды­ка был об­ви­нен в ис­поль­зо­ва­нии ре­ли­ги­оз­ных пред­рас­суд­ков масс с це­лью свер­же­ния ра­бо­че-кре­стьян­ской вла­сти и при­го­во­рен к се­ми го­дам за­клю­че­ния. В 1922 го­ду в свя­зи с 5-лет­ним юби­ле­ем со­вет­ской вла­сти срок за­клю­че­ния был со­кра­щен, и в 1926 го­ду епи­скоп был осво­бож­ден и вер­нул­ся к слу­же­нию.

12 июня 1927 года во время поездки в Рыбинск на Святую Троицу епископ Вениамин был вновь арестован по обвинению в антисоветской пропаганде ярко монархического характера. Агентурных материалов для такого заключения не хватало. Основанием для него послужило то, что «во время богослужения архиерейский диакон на возгласах поминал царя: «Господи, силою твоею да возвеселится царь и о спасении твоем возрадуется зело» (строчки из псалма). Из губернского отдела дважды посылались телеграммы в Пошехонье с требованием срочно собрать  компрометирующий материал. Пошехонский уполномоченный сообщал, что дальнейший опрос свидетелей ничего нового не дает. В деле по обвинению епископа Тутаевского нет ни одного свидетеля – тутаевского священнослужителя, и даже просто жителя города Тутаева. Большинство привлеченных к даче показаний малообразованных людей (жителей Пошехонья) не являлись недоброжелателями Владыки. Их показания свидетельствуют о большом впечатлении, произведенном на них словом архиерея: «Население восторгалось его проповедями, сравнивая его с мучениками, в связи с его прежней судимостью… Слышались возгласы: вот бы коммунисты поговорили с ним, он бы, наверно, всех забил». Агент доносил, что владыка Вениамин произнес в проповеди фразу:  «Если найдется все же незначительное число праведников, то возможно избежать гибели и Церковь будет спасена».

По пути во Владимирскую тюрьму конвоиры задержались в городе Тутаеве. По словам архимандрита Павла (Груздева), епископа Вениамина с обритой наполовину головой, водили по городу, осыпая оскорблениями и побоями.

Епископа Вениамина приговорили к ссылке в Казахстан, этап длился с сентября по декабрь 1927 года.  В 1929 году его, уже тяжело больного, перевели в Каратюбе. Его брат, обращаясь с просьбой о досрочном освобождении епископа, писал о парализации правой половины его тела. А владыка Вениамин, благодаря Бога, вел переписку более чем со ста адресатами, обсуждая важные проблемы церковной жизни. При угрозе церковного раскола после Декларации митрополита Сергия (Старогородского) о признании им советской власти, епископ Вениамин выступил за сохранение церковного мира. Он писал протоиерею Николаю Розову о необходимости послушания, покуда речь идет не о ереси, а о нравственном преступлении: «Я по­ви­ну­юсь мит­ро­по­ли­ту Сер­гию. Это не озна­ча­ет, что я со­гла­ша­юсь с де­кла­ра­ци­ей… Я про­тив нее, я осуж­даю ее, а просто повинуюсь. Я хо­чу быть по­слуш­ным Церк­ви и ее ка­но­ну: без су­да не су­ди.» Однако, в письме архиепископу Павлу – ставленнику митрополита Сергия на Ярославской кафедре — владыка Вениамин в полной мере высказывает свой протест: «Мит­ро­по­лит Сер­гий со­вер­шил опыт бес­при­мер­ный в ис­то­рии Церк­ви – опыт со­при­кос­но­ве­ния двух вза­и­мо­от­ри­ца­ю­щих сти­хий: Цар­ства Бо­жия и цар­ства без­бо­жия, Цар­ства Хри­ста и цар­ства ан­ти­хри­ста… На­ше го­су­дар­ство на­чер­та­ло на сво­ем зна­ме­ни – без­бо­жие и борь­ба с ре­ли­ги­ей, с пра­во­сла­ви­ем в осо­бен­но­сти. «Борь­ба до по­бед­но­го кон­ца», до пол­ной смер­ти ре­ли­гии. Цер­ковь ни­ко­гда не мо­жет ска­зать та­ко­му пра­ви­тель­ству: «Я с на­шим пра­ви­тель­ством», без­бож­но­му на­ро­ду: «Я с на­шим на­ро­дом».»

Ар­хи­епи­скоп Па­вел, озна­ко­мив­шись с пись­мом, пе­ре­дал его мит­ро­по­ли­ту Сер­гию, вско­ре она по­па­ло к на­чаль­ни­ку Ураль­ско­го Окруж­но­го от­де­ла ОГПУ с ха­рак­те­ри­сти­кой: «Из до­ку­мен­та вид­но, что Ве­ни­а­мин не скры­ва­ет свою физио­но­мию, а пря­мо при­зы­ва­ет к борь­бе с «без­бож­ной вла­стью». Пред­ла­га­ем тща­тель­но раз­ра­бо­тать Ве­ни­а­ми­на на пред­мет вы­яв­ле­ния его свя­зей сре­ди мест­ных цер­ков­ни­ков и его контр­ре­во­лю­ци­он­ной ра­бо­ты».  В сентябре 1929 в Ярославле была арестована боль­шая груп­пу ду­хо­вен­ства во гла­ве с ар­хи­епи­ско­пом Вар­ла­а­мом (Ря­шен­це­вым). 18 фев­ра­ля 1930 го­да сле­до­ва­тель ОГПУ рас­по­ря­дил­ся: «При­влечь к от­вет­ствен­но­сти… на­хо­дя­ще­го­ся в ссыл­ке епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на Вос­кре­сен­ско­го за рас­про­стра­не­ние ан­ти­со­вет­ской пе­ре­пис­ки». 10 сен­тяб­ря 1931 го­да трой­ка ОГПУ в Ка­зах­стане при­го­во­ри­ла епи­ско­па к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­гере. При­го­вор этот над ним уже свер­шить­ся не мог – епи­скоп Ве­ни­а­мин скон­чал­ся в тю­рем­ной боль­ни­це и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.

По материалам Игу­мена Да­мас­кина (Ор­лов­ского), протоиерея Николая Лихоманова, Е. Большаковой